С днем дачника!

Расцвет первых дачных территорий под С-Петербургом привычно относят к началу 70-х годов XIX века. Среди них Красное Село, Дудергоф, Гатчина и, конечно же, Сиверская.

Принято считать, что жители имперской столицы заразились дачной лихорадкой с открытием железнодорожного сообщения и учреждением первых станций в Царскосельском уезде.

Для того чтобы проследить, как в хронологическом порядке развивались дачные местности, давайте вспомним их общеизвестную историю. Специально заостряю ваше внимание: речь пойдёт не об уточнении даты празднования Дня садовода, с которым более-менее все ясно (учреждение Российского Императорского Общества Садоводства состоялось 25 марта 1858 года), а о более широком понятии, от которого, по моему убеждению, нужно отталкиваться в современных условиях. Итак:

Гатчина

С проведением Варшавской ветки железной дороги Гатчина стала превращаться в дачный пригород Санкт-Петербурга. Движение до Гатчины было открыто 1 ноября 1853 года.

В Гатчине селились офицерские семейства и средний класс. Вскоре город облюбовали для своего летнего отдыха представители творческой интеллигенции. Среди последних была, например, писательница А.О. Ишимова (1864 г.).

Некоторые дачи располагались в центральной части города. Среди них дача Дервизов, построенная в середине XIX века на Бульварной улице. Самыми модными местами у отдыхающих считались ближайшие районы в Гатчине, соседствующие с вокзалами, а также Мариенбург. Здесь были дорогие дачи.

Путеводитель «Куда ехать на дачу?», изданный в 1892 году, сообщал: «Гатчина уже несколько десятков лет как служит убежищем для многих петербуржцев на время так называемого «дачного сезона». Несмотря на это, она еще до сих пор не получила должной оценки в смысле близкого к столице «лона природы».

Гатчинский дачник, генерал от инфантерии, директор Пажеского корпуса Н.А. Епанчин в своей книге воспоминаний «На службе трех императоров» писал: «Мы жили в Гатчине в летнее время в 1866, в 1870, а в 1872 году отец мой купил дачу на Люцевской улице по очень сходной цене, и мы жили в ней до 1883 года. В 1880 году у моей сестры Елены была обнаружена болезнь легких. Врачи советовали, чтобы сестра моя проводила зиму на нашей даче в Гатчине, куда она переехала вместе с моей матушкой, а отец ездил к ним по праздникам, когда он мог отлучаться из Петербурга...»

Известный врач лейб-медик Сергей Петрович Боткин считал, что Гатчина обладает всеми качествами курорта: высота над морем – 35 футов, чистый воздух, отличная вода, обширные парки. Боткин усердно советовал петербуржцам жить в Гатчине и, по крайней мере, проводить там большую часть года, избегая сырого, болотистого и шумного Петербурга.

Боткин поселился в Гатчине в 1871 году, купив здесь дачный особняк у вдовы действительного статского советника Р.Е. Романовой-Кузьминой.

В письме к брату с курорта в начале августа он признавался: «... Уезжать из Гатчины мне не хотелось. Жилось там прекрасно, воздух великолепный, удобства почти роскошные... На душе моей был такой покой, такой рай...»

Сиверская

Территория, которую занимает станция, входила в состав Сиверской мызы, принадлежавшей баронессе С.П. Черкасовой. В 1855 году 20 десятин земли было выкуплено в казну для строительства Петербургско-Варшавской железной дороги и устройства Сиверской станции. Открытие движения на участке Гатчина-Луга состоялось 5 декабря 1857 года. Сиверская была четвертой по счёту станцией от Санкт-Петербурга после Александровской, Гатчины и Суйды.

Небольшое деревянное здание вокзала было построено в 1860 году на средства барона Фредерикса (до этого существовала лишь деревянная платформа). В 1890-х гг. на средства Владимира Борисовича Фредерикса министра Императорского двора и уделов, канцлера Российских и Императорских орденов, члена Государственного совета были построены новое здание вокзала с крытой платформой, летний пассажирский павильон, дом начальника станции, здание медицинского пункта, отдельное здание буфета с открытыми верандами и садом. Рядом со станцией находились трактир, гостиница, рынок, мануфактурный магазин, частные торговые дома и лавки. Вдоль полотна железной дороги были расположены лесные биржи и складские помещения.

Среди художников больше всего времени провел на Сиверской И.Н. Крамской. С 1874 года он снимал здесь дачу, а впоследствии построил собственную дачную усадьбу, где плодотворно работал в течение многих лет, до самой смерти. Художник И.Е. Репин, гостивший на даче у Крамского, в своей книге «Далекое-близкое» рассказывал: «Доктора запретили ему летом оставаться в столице... Он покупает землю в живописной местности, на Сиверской станции, и устраивает там превосходную во всех отношениях мастерскую, особо от большого двухэтажного дома для семьи, чтобы не мешали работать...» На Сиверской художник написал картины «Крестьянин с уздечкой», «Мина Моисеев», «Полесовщик» и многие другие. Ему не раз позировал местный житель Мина Моисеев, крестьянин из деревни Большево, скончавшийся в 1885 году в возрасте 101 года. Дача Крамского погибла при пожаре, во время отступления фашистов из Сиверской, в 1944 году.

«Здесь легко дышится, замечательная природа», - писал о Сиверской И.И. Шишкин. В 1874 году художник поселился на даче в деревне Старо-Сиверской, где в это же время отдыхала его будущая жена О.А. Ладога - талантливая художница. В 1880 году они стали супругами и в следующем летнем сезоне приобрели дачную усадьбу в деревне Выра, недалеко от Сиверской.

В деревне Старо-Сиверская с 1875 по 1890 годы снимал дачу поэт А.Н. Плещеев. В 1884 году здесь у него гостил поэт С.Я. Надсон. В письме некой NN он написал о Сиверской: «Шуму здесь нет, все очень скромно и тихо. Место очаровательное стоит Швейцарии по красоте...»

Одним из первых Сиверскую выбрал для своего летнего отдыха замечательный поэт А.Н. Майков. Здесь он поселился вместе с семьей в 1876 году и жил до самой смерти в 1897 году. На бывшей Церковной улице ему принадлежала собственная дача, которая до наших дней не сохранилась. В Сиверской поэт работал, над переводом «Слова о полку Игореве» и написал здесь ряд стихотворений. На оредежских берегах он оставил о себе добрую память. Майков был одним из жертвователей денег на строительство Петропавловской церкви. В 1891 году при храме он основал народную школу.

Здесь, 21 июня у Шишкиных родилась дочь Ксения, которая была крещена в местной Рождественской церкви. Однако счастье супругов было не долгим. О.А. Ладога-Шишкина неожиданно заболела и 25 июля скончалась. Ее похороны на Рождественском кладбище. И сегодня, среди современных могил сельского кладбища можно найти белый мраморный памятник. Надпись на нем сообщает, что здесь похоронена: «Жена профессора Императорской Академии художеств Ольга Антоновна Шишкина, урожденная Ладога, родилась 3 апреля 1850 года, скончалась 25 июля 1881 года». Тяжело переживал смерть жены художник. Он не мог оставаться больше на Вырской усадьбе и вместе с Ксенией и Лидией (дочерью от первого брака) перебрался на дачу в деревню Старо-Сиверская, где жила сестра покойной В.А. Ладога, принявшая на себя всю заботу о воспитании малютки. В летние месяцы 1882-1887 годов, с небольшими перерывами, Шишкин снова с родными жил на Вырской усадьбе. После ее продажи в 1888 году, он в течение нескольких лет снимал дачу в деревне Ново-Сиверской, которая принадлежала местному крестьянину Федору Васильеву.

На Сиверской земле художник очень много работал. Здесь были созданы лучшие его полотна «Рожь» (1878 г.) и «Утро в сосновом лесу» (1889г.). Здесь он написал десятки этюдов. Среди них: «Папоротники в лесу», «Дача на Сиверской», «Бор на берегу реки», «Болото по Варшавской железной дороге» и другие. Дачи Шишкина в Старо-Сиверской, на Выре и в Ново-Сиверской не сохранились.

Летом 1885 года в усадьбе «Белогорка» жил на даче художник И.Е. Репин. Здесь он работал над картиной «Александр III держит речь перед волостными старшинами».

"Сиверская - (62 в. отъ Пб.) станция варшавской железной дороги; но говоря о Сиверской, название это употребляютъ, такъ сказать, въ собирательномъ смысле, означая имъ целый дачный районъ, тяготеющий къ ст. Сиверской и состоящей изъ несколькихъ деревень - Старо-Сиверекой, Ново-Сиверской, Межно и др. Эти деревни, какъ ближайшия къ станции окончательно перешли отъ земледелия къ дачному хозяйству. Здесь крестьянинъ интересуется не столько урожаемъ на рожь, сколько урожаемъ на дачниковъ. Дачный сезонъ является для сиверца краеугольнымъ камнемъ его годоваго баланса. У него два периода жизни: отъ найма дачи до осени (периодъ благоденствия) и отъ осени до следующей весны (периодъ всякихъ злополучий и сокращений). Летомъ дача, ягоды, грибы, вечное таскание на станцию за пассажиромъ; зимой - полный застой всехъ торговыхъ и коммерческихъ операций... Дачная жизнь совсемъ преобразила Старо-Сиверскую: она дожила даже до открытия отделения китайскаго магазина Пзинь-Лунь; она имеетъ, накоенецъ, свой театръ подъ очень замысловатымъ названиемъ; Чего-жь вы хотите большаго отъ... деревни. Дачи теснятся страшно, особенно по большой дороге или, деликатнее говоря, на главной улице; палисаднички у дачъ (сады тожь) такъ слились другъ съ другомъ, что не сразу заметишь, где кончается одинъ и где начинается другой; дачникъ, какъ ни увертывайся, но въ своемъ "саду" никакъ не скроется отъ взоровъ даже очень отдаленныхъ соседей; впрочемъ, деревья еще далеко не вполне разрослись, а иначе поуменьшится и прозрачность старосиверскихъ "садовъ". Деревни Старая и Новая Сиверская со своими окрестностями прославились своей замечательно живописной, красивой и здоровой местностью. Въ этомъ уголке вся гористая местность покрыта роскошною лиственной и хвойной растительностью. Съ высоты горъ видны чудное озеро, извилистая речкл и далекий горизонтъ, покрытый лесомъ. Кроме прогулокъ, развлечения и удовольствия здесь самыя невинныя и приятныя: собирание грибовъ, ягодъ, особенно брусники, уженье рыбы, катанье на лодкахъ, купанье въ известковой ручной веде и др. Удобства все на лицо: свежие продукты въ лавочкахъ, вся деревенская провизия, аптека, доктора. Лучшими оценщиками поэтическихъ окрестностей Сиверской являются наши известные художники-артисты, которые не разъ избирали эту местность для своего пребывания, а именно: покойный артистъ В. В. Самойловъ, академики: Крачковский (котораго прекрасные пейзажи "Сиверской" красовались на одной изъ академическихъ художественныхъ выставокъ), Репинъ, Клеверъ и др. Въ 3-хъ верстахъ отъ Сиверской ст. расположено селение "Беля-Горки", принадлежащее купцу Зиновьеву. Местность эта очень живописна и соединяетъ въ себе все прихоти дачной жизни, какъ-то: охота, рыбная ловля и купанье въ рекй Ордежъ, фруктовыя оранжереи, богатую молочную ферму и пр. Дачи эти, не смотря на высокую арендную плату (до 1,000 р. въ лето), охотно снимаются достаточными петербургскими комерсантами и крупными чиновниками."

В.К. Симанский.

"Куда ехать на дачу?"

Петербургские дачные местности в отношении их здоровости"

Выпуск 2 - более 20-ти верст от С-Пб. 1892 г

Дудергоф

В Географическом словаре Российской империи 1865 года Дудергофские высоты названы Теплым садом - на восточных склонах были фруктовые сады. В 1872 году была построена железная дорога. С постройкой железной дороги началось бурное развитие дачного Дудергофа. В 1873 году владелец имения великий князь Михаил Николаевич (1860-1909 гг.) разрешил всем желающим постройку дач с арендой земли на 90 лет. После окончания строительства в 1874 г. железной дороги от Красного Села до Гатчины, началось активное строительство, настоящий "дачный бум".

В 1882 году в Дудергофе поднялся в воздух первый в мире самолет, созданный по проекту Александра Федоровича Можайского. В 1879-1883 годах на западном склоне Ореховой горы была построена церковь святой княгини Ольги.

Дудергоф своим присутствием благословили Петр I, Екатерина II, Александр I, великий князь Константин Константинович, другие члены императорского дома, Михаил Лермонтов, Павел Федотов, Матильда Кшесинская, Михаил Фокин, граф 3ахар Чернышев, князь Владимир Трубецкой, финский фельдмаршал Карл Маннергейм, князь Александр Голицын, граф Алексей Орлов... далее - чуть ли не все титулованные и именитые российские фамилии.

Из письма великого князя Константина Константиновича прозаику Ивану Александровичу Гончарову (20 июля 1884): "Мы наняли себе недурную дачу, под самым Дудергофом, у опушки соснового леса, покрывающего своей темною зеленью гористые берега живописного озера.

Соседство железнодорожной станции и пролегающая у самых наших ворот проезжая дорога нисколько не мешают нашему уединению. Обширные, крытые балконы и тенистый садик защищают нас от нескромных соседских взоров и пыли большой дороги... По вечерам обитатели Дудергофа спускаются к озеру и катаются на шлюпках; мы с женой и маленьким нашим двором не отстаем от других. Иногда артиллерийские юнкера распевают прелестные хоровые песни, скользя на катере по гладкой, зеркальной поверхности воды; и все лодки останавливаются, гребцы бросают весла и, притаив дыхание, прислушиваются к чудному пению".

Лигово

К концу жизни графини Екатерины Дмитриевны Кушелёвой управляющие довели поместье до разорения. В 1874 году Лигово с торгов досталось купцу первой гильдии Павлу Григорьевичу Курикову, который первым начал распродавать землю на дачи и сдавать в наём здания имения. Куриковское Лигово это 116 дач, также действовала гостиница "Лигово", находящяяся против Красных ворот у перекрёстка Нарвского шоссе и дороги "Пулково-Петергофское шоссе".

Полежаевы и Новые места

В 1879 владельцем 1422 десятин с усадьбой стал Константин Матвеевич Полежаев, представитель нового класса — буржуазии. Инженер-технолог по образованию, он был председателем правления Петербургско-Московского коммерческого банка, владел двумя доходными домами и жил в собственном доме № 57 на Большой Морской улице.

В 1909 году его сын Борис Константинович Полежаев, надворный советник, директор правления Южно-Русского металлургического общества, член правления Петербургского коммерческого банка, устроил дачный посёлок, протянувшийся вдоль железной дороги между станциями Дачное и Лигово.

Об оживлённой дачной жизни тех лет петербургские старожилы вспоминали: «Лигово привлекало хорошим Полежаевским парком. Речка Лиговка была запружена, образовала среди парка большой пруд, близ берега которого был островок, а на нём туфовый грот. Помимо приятных прогулок, катания на лодках, купания, рыбной ловли, по воскресеньям в парк привлекала хорошая музыка. Выступления симфонического оркестра графа Шереметева происходили на особом плоту. Он отчаливал с музыкантами от берега, становился посреди пруда, и начинался концерт. Вокруг катались на лодках. Много народу слушало музыку, сидя на скамеечках вокруг пруда или гуляя по прибрежным аллеям. На эти концерты приезжала публика из Красного Села. Там стояли лагеря гвардейских полков. Офицеры были верхами, их дамы — в колясках и ландо. Для развлечения дачников местное добровольное пожарное общество устраивало по субботам танцы и любительские спектакли».

Вырица

К середине XIX века Вырица все чаще стала обращать на себя внимание петербуржцев. И лишь отсутствие хороших дорог все еще сдерживало бурное развитие местности. И вот "В 1857 году приступлено к устройству нового проселочного шоссе, от дер. Каушты до Динабургского шоссе, по направлению к с. Выра, на протяжении 30 верст 192 пог. саж; с тем чтобы соединить Николаевскую и Варшавскую железные дороги...". Движение по новому шоссе было открыто только в 1859 году.

Уже в 1864 году появляется первое упоминание о Вырице как о значительном населенном пункте. Печатный справочник этого года гласит: "Вырица - деревня владельческая Рождественской волости Царскосельского уезда при реке Оредеж; число дворов 21, число жителей 124". Этот рост мог быть гораздо интенсивнее, если бы первая в России железная дорога, соединившая столицу с Царским Селом, не "застряла" в Павловске. Однако, стратегические интересы государства потребовали развития других направлений.

"В состав Майората, учрежденного Именным Высочайшим указом от 14/26 ноября 1845 г. в имении... Князя /П. X./ Витгенштейна" деревня Вырица была введена в мае 1869 года. От Ракеева она перешла к князю Петру Львовичу Витгенштейну. Впоследствии потомки знаменитого фельдмаршала, героя войны 1812 года, внесли немалый вклад в благоустройство вырицких земель. Промышленная заготовка леса началась здесь благодаря усилиям Петра Львовича, он же построил здесь лесопильную мельницу. В 1884 году произошло объединение населенных пунктов в сельские общества. При этом жители деревни Вырица вошли в состав Куровицкого сельского общества Рождественской волости Царскосельского уезда, а жители деревни Ново-Петровская - в состав Новопетровского с/о Лисинской волости того же уезда. В Вырице проживало 64 души мужского пола и 73 -женского, а в Ново-Петровской: 54 - мужского и 55 - женского.

В 1887 году скончался П. Л. Витгенштейн и д. Вырица перешла к его брату Федору (Фридриху), который часть своих земель отдал в аренду. Дачное строительство постепенно набирало обороты. Вокруг Вырицы и Ново-Петровской появлялись новые крупные землевладельцы, благо пустующих земель пока еще хватало. В 1901 году начинается строительство железной дороги от Павловска до Вырицы. Бывшая Царскосельская ж. д. получила новое название, теперь она стала Московско-Виндаво-Рыбинской. Строительство участка было завершено 1 августа 1904 года. Пассажирские поезда поначалу ходили один раз в неделю, при этом пассажиры были вынуждены делать пересадку в Царском Селе. Этого оказалось вполне достаточно для начала настоящего бума, вызванного "дачной лихорадкой" петербуржцев.

Дачные посёлки и «зимогоры»

В начале прошлого века, как и сегодня, петербуржцы были чрезвычайно обеспокоены постоянным ростом квартирной платы. Она увеличивалсь с каждым годом, что делало невозможным для горожан «средней руки» проживание в центре Петербурга. Выход из положения многие из них видели в переселении в пригороды.

«Стремление к заселению пригородных местностей вызвано дороговизной жизни в Петербурге, и в частности, жилых помещений, — говорилось в книге «Санкт-Петербург и его жизнь», вышедшей в 1914 году. — Недостаток жилья, рост квартирных цен, перенаселение квартир, а также вздорожание предметов первой необходимости — все это толкает население в пригородные части».

В столице существовали газеты и журналы, специально посвященные вопросу переселения горожан в пригороды. Среди них — журнал « Поселок », провозглашавший строками рекламы: «Чем за квартиру чужую денежки вечно платить, зимнюю дачу большую можно в рассрочку купить».

А журнал «Земельно-Поселковое дело» утверждал: «Возможность жить постоянно вне города — наиболее верное средство удешевления жизни». Свой вывод он подтверждал конкретными фактами: цены на жилище здесь в пять раз ниже столичных.

Переселение в пригороды началось с того, что для значительного числа горожан становилось все выгоднее зимовать на даче. Так, многие дачные места в начале ХХ века утратили свой летний характер и приобрели статус поселка , заселенного круглый год людьми «среднего класса», связанными по долгу службы со столицей.

Горожан, зимующих на дачах, прозвали «зимогорами», или «зимниками».

Тогда же, на рубеже веков, возникло совершенно особое явление — летне-зимние дачные поселки , в большом количестве разроставшиеся под Петербургом. За короткое время образовалась новая , как тогда говорили, «внегородская общественная единица» — загородные и пригородные «интеллигентные колонии-поселки». Они возникали, как правило, на землях дворянских имений, отдававшихся внаем или продававшихся в кредит.

Так появились «зимогорские» поселки Князево (близ Петергофа), Новоселье (близ Троице-Сергиевой пустыни), Новые места (Лигово), Ольгино (Оллила), Дружноселье (План посёлка Новое Дружноселье, расположенного близ ст.Сиверской Варшавской ж/д при реке Оредеж" составленном землемером В.П. Вишневским в 1908 г.), Самопомощь (Кр. Бор), Любань-Горка, Степановка, Подобедовка (Кр. Бор), Дачное-Саблино и др. Как писал журнал « Поселок », вокруг петербургских болот с молниеносной быстротой появились уголки Крыма, Кавказа, Швейцарии, усиленно конкурирующие между собой размерами рекламы.

В качестве «зимогоров» чаще всего выступали семейные горожане, поэтому в поселках создавалась инфраструктура, характерная для постоянной, оседлой жизни больших семейств — строились магазины и школы и т.д. «Устройство низшей и средней школы в поселках, чтобы детям не нужно было каждый день ездить на учебу в Петербург, является самой насущной потребностью дачных местностей», — утверждал в 1913 году журнал «Земельно-Поселковое дело».

Все заботы по обустройству зимогорского быта брали на себя местные Общества благоустройства — благодаря их деятельности проводились осушительные работы, налаживалось освещение, устраивалась канализация, строились железнодорожные платформы. Они же организовывали и досуг «зимогоров».

Информация к размышлению и утверждению

Выше были перечислены основные примеры развития территорий, как сугубо дачных местностей.

Однако дачи под Петербургом состоятельные люди снимали и ранее 1860 года. "Обживали" красивые летние места, как правило, группы "старых знакомцев" принадлежавшие к привилегированным слоям общества, но массового характера всё это не носило. В основном, "базой" для таких любителей загородного отдыха служили дворянские имения. Ведь, как известно, крестьян, которые стали потом строить дома и сдавать их дачникам (как в Сиверской), освободили от крепостной зависимости лишь в 1861 году.

И всё-таки, в Своде законов Российской Империи мне удалось обнаружить документы, которые позволяют говорить о начале дачного строительства, как регулируемого процесса, до прокладки путей и открытия железнодорожных станций в окрестностях С-Петербурга.


1. № 16881 Именной Императора Николая I указ от 22 мая (ст. стиль) 1843 г., объявленный генерал-лейтенанту Захаржевскому Министром Императорского Двора, разрешал обывателям Царского Села, Петергофа и Гатчины выделять из принадлежащих им наделов участки земли для продажи "не менее 15 сажен по улице".

Понятно, что так начали появляться не только дома новых жителей перечисленных населённых пунктов, но и первые дачи. Особенно это касалось Гатчины, уже имевшей курортный авторитет.


2. № 18478 Именной Императора Николая I указ от 29 ноября (ст. стиль) 1844 г. данный Начальнику Главного Морского Штаба "О раздаче в г. Кронштадте загородной земли под постройку домиков или дач и разведение садов."

По этому уникальному в своей подробности указу, участки предписывалось выделять предпочтительно лицам военного звания, обязанным, по роду службы, постоянно проживать в Кронштадте.

Четко предписывалось, что, где и как строить, как оформлять строения и как входить во владение. При этом пункты 5,6 и 7 указа гласили:

"5. Каждый получающий участок земли под дачу, обязывается дать Комитету подписку в том, что отведённую ему землю обязывается немедленно оградить форменным палисадом, и, не далее, как в течении трех лет, со дня подписки, устроить на отводимой земле дачу, т.е. возведёт, по утверждённому фасаду, на наружной стороне, по дороге, строение и, сверх того, непременно приступит к разведению сада.

6. Если получивший, на сём основании, участок земли, в последствии от владения оным откажется, или не исполнит условий подписки, то участок его отдаётся другому лицу, установленным в сём указе порядком.

7. При отводе каждого участка, Комитет выдаёт владельцу, сначала свидетельство только на временное владение участком. Право же на вечное и потомственное владение выдаётся не прежде, как тогда, когда и строения дачи, и сад будут окончательно, согласно условиям и фасаду, устроены."

Продавать свою дачу кронштадтцам разрешалось, но не раньше окончательного построения дома и разведения сада. Покупатель окончательно устроенной дачи принимал обязательство поддерживать заведённое на ней устройство."


3. № 21387 Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 7 июля (ст. стиль) 1847, объявленное Министром Внутренних Дел "О раздаче в окрестностях столиц пустопорожних земель под устройство дач на сроки до тридцати лет."

 В данном документе побуждения владельцев пустующих земель "к устройству дач красивых, удобных и вполне соответствующих своему предназначению" признаются "весьма уважительными".

Землю разрешалось выделять в 25-ти верстной зоне вокруг Москвы и С-Петербурга, а регистраторам предлагалось опираться на действующую статью № 1422 Гражданского Законодательства.


Все три утверждённых императором Николаем I указа можно рассматривать, как отправные точки для учреждения окончательной даты празднования Дня дачника.

Особенно уникален и красив, конечно же № 18478. Но дата выхода документа - 29 ноября (ст. стиль) - 11 декабря (нов. стиль), какая-то совсем уж не дачная. Хотя, наверняка, от государевой подписи до составления списка желающих устроить на казённой земле дачи и утверждения его Комиссией могла миновать зима. А там, ближе к лету, и палисад городить можно. Странный вид имел бы морской офицер, строящий забор в январе, пусть и чужими руками.

Указ № 21387 с этих позиций попадает прямо в "яблочко". Тут и обе столицы, и дата - 7 июля (ст. стиль) - 19 июля (нов. стиль), и, по всей видимости, обращения в Государственный Совет частных землевладельцев, предшествующие появлению данного циркуляра.

Мне думается, что, учитывая все вышеизложенное, нынешние дачевладельцы и представляющий их интересы Союз садоводов и дачников С-Петербурга вполне могут созвать авторитетную комиссию и решить, когда отмечать День дачника - вне всякого сомнения, самый солнечный, весёлый и хлебосольный праздник. И эту инициативу могла бы поддержать вся страна.


Дмитрий Вернидуб

Sotok.net

В статье использована информация с сайтов:

History-gatchina.ru

Ligovo-spb.narod.ru

Gorod.gatchina.biz

Оставить комментарий

Комментарии: 0